Немного музыки

 Любимой женщине в День её рождения

Редкие крупные дождевые капли мягко ложились на лобовое стекло и вопреки законам гравитации не опускались по стеклу, а рисовали на нём замысловатые узоры, а то и просто поднимались вверх. Капли впитавшие цвета и ритмы ночного города за время своего падения наполнялись музыкой. А может они и совершили свой полёт, чтобы ею насладиться. Музыка, проистекала из колонок акустической системы моего авто и наполняла сие пространство бархатным звуком струн контрабаса с только ему известным и одному ему понятным ритмом, который может стать и есть суть всего сущего, по крайней мере, в этом месте и в это время. Абсолютно разным, то чистым, как раннее утро в детстве, то хриплым от прожитых лет и безысходности, а то просто развязано - циничным голосом саксофона. И голосом. Голосом говорящим много больше слов им пропетых. Голосом, который может всё. И заставить рыдать и научить смеяться. И тронуть те струны души, о которых ты и не догадывался, или те, о вибрации которых, мечтал всю жизнь. Голосом, который говорит с твоим сердцем без переводчика. И, конечно, органикой рояля. Только он, рояль, может своей тотальностью, своим могуществом, своим разнообразием объединить все составляющие в единое целое. Обратить на себя внимание прекрасным соло, а потом спрятаться за знакомую мелодию подчеркивая достоинства других участников действа. И, естественно, ударные. Ну, как же без этого металлического шепота и дребезжащего ритма тарелок и мягкого звука кожи барабанов, что переговариваются с контрабасом на одном языке, поддразнивая друг друга и помогая друг другу окрасить эту музыку неповторимыми тонами джаза.
Я сделал звук громче.
-Вы разбираетесь в джазе? – спросила случайная попутчица.
-Нет, не разбираюсь - ответил я - Я его просто его люблю.
-Не разбираетесь, но любите? Но так не бывает.
-Только так и бывает.
Большие глаза ещё раз нарисовали две заглавные буковки «О» в обрамлении длинных ресниц.

Я попытался объяснить:

-Вы встречали мужчин, которые разбираются в женщинах. Правильно таких практически нет. Зато тех, которые любят женщин, достаточно.
Буковки О исчезли за взмахом ресниц.
-Много, но не достаточно...

Звуки джаза тем временем наполнялись энергией расставания. Музыканты, завершая композицию, как будто желали выплеснуть на прощание всё до капельки, потому, что эта композиция джазовая, а значит, больше никогда и нигде не будет звучать её исполнение, так как сейчас. В другое время будут другие эмоции, другие зрители, а значит и музыка будет другой. Поэтому сейчас, перед тем как музыка превратится в тишину или вернее продолжится тишиной, нужно успеть отдать всего себя именно этому исполнению, именно этому мгновению бытия.

Звуки покидали инструменты, и какое-то время жили самостоятельно, позволяя вернуться слушателям в реальность. Музыка постепенно становилась тишиной. Тишиной, которая есть граница, а может и единство, гармонии и хаоса. Тишиной, из которой эта музыка рождалась и в которую уходила.

05.12.11

 

© 2023 by BATER BRED PRODUCTION. Proudly created with LOVE