Самолётовый

Самолётовый


В доме живет Домовой, а в самолете Самолетовый. Самолетовый мало чем отличается от Домового, но условия обитания, конечно, накладывают свой отпечаток. И волос у Самолетового поменьше будет, и на голове у него не бабушкина соломенная шляпа как у моего знакомого Домового, а оставленная одним летчиком старая форменная фуражка с отвалившейся кокардой. Естественно про забытые вещи, что только летчики не оставляют в самолёте и ручки, и компьютеры, и пальто, Самолётовый напоминает. Но не всем и не всегда. Только тем, кого он уважает и тем, кто ему симпатичен. Ну и своим друзьям, конечно. Хотя, по правде говоря, больше друзей у Самолётового среди техников, бортпроводниц и уборщиц. Именно они содержат его место обитания в чистоте и исправности. А лётчики наоборот только сломать самолёт и норовят. Но без них, без лётчиков, в самолёте никак нельзя. Без них будет стоять самолёт или в ангаре, или в музее каком. А там и грустно будет в одиночестве, да ещё неизвестно как сложатся отношения с местным Ангаровым или Музеевым. И статус опять же уже не тот, если твой самолёт не летает. Так, что терпеть лётчиков все одно приходится. Ну и потом разные все они. Среди них много есть довольно приятных ребят, которые к нему, к Самолётовому, уважительно относятся. И обувь чистая на них, когда в самолёт заходят. И одеты опрятно. И порядок в самолёте поддерживают. И друзей Самолётового, техников, проводников и уборщиков, не обижают. И сами вежливы и предупредительны друг к другу. Таким ребятам Самолётовый всегда рад. И не просто рад, но и поможет чем может. Ну там обратит внимание на параметр, который пилот упустил из виду, сигнализацию запустит вовремя, а то и пораньше, чтобы было время сориентироваться в сложной ситуации, от неправильного решения отвлечёт внимание. От перегрузки, что на посадке зафиксирована одну- две десятых отнимет. А ещё лучше подскажет пилоту, когда тот ошибается и не нужно будет отчёты подправлять. Пилот потом думает и как это мне в голову пришло проверить, никогда ведь не проверяли, а тут поди посмотрел и как раз вовремя. Думает лётчик, что повезло и не подозревает, это Самолётовый его надоумил. но Самолётовому ни славы ни благодарности не нужно. Скромность почитай лет на триста раньше его родилась. Хотя некоторые лётчики о нем знают. И поздороваются при входе и поблагодарят за хороший самолёт на прощание. Не для этого Самолётовый работает, но все одно приятно. Но бывает и иначе. Приходит капитан на рейс с отвратительным настроением. Может дорога нервная на работу была, может с женой или любимой поссорился, а может характер такой скверный. Но ежели дело в характере то и дорога всегда плохая, и все бабы стервы и начальники сволочи. Одним словом, все вокруг дерьмо, все вокруг уроды. Таким типам Самолетовый не рад. При таком раскладе он может и последнюю скрепку уронить в какой-нибудь закуток, может дверь на разбеге нараспашку открыть или ручку из пенхолдера щелчком выбить. А то очки или ручку какую дорогую после полёта спрячет. Вроде и лежат очки или ручка на видном месте, а не видит её пилот. Так и пойдёт из самолёта. Потом только думает, как же это я мог забыть? Я же такой пунктуальный! А не нужно было Самолётового и друзей его обижать. не нужно своё плохое настроение или характер свой скверный нести в самолёт. Самолёт ведь летает, а в небе, что благодетели, что недостатки множатся. В небе только с помыслами чистыми и намерениями благими находится можно. Иначе и себе и другим неприятности, а то и горе принести можно. Особые отношения у Самолётового с пассажирами. Если техники, проводники, уборщики и даже пилоты — это его друзья, и даже немного коллеги, то пассажиры - это гости. И отношение поэтому у Самолётового к пассажирам как к гостям. То бишь, противоречивое. И хлопотно с ними, и скучно без них. Да, и разные они очень. Одно их роднит - летать они боятся. Как ни пытался Самолётовый почему, понять не может. А как тут понять? Самолёт его надёжный! Пилоты и техники профессионалы. За окном красоты, что никакой художник не напишет, никакой писатель не опишет. Разве, что поэт. А они боятся. Ладно бы полет на самолёте самой большой опасностью в их жизни был. Так нет. Кругом страшнее в тысячи раз, что на дороге, что на улице, что в телевизоре, что по радио. А они глупенькие бояться летать. И главное на башни разные, на небоскрёбы забираются чтобы "с высоты птичьего полёта" на землю посмотреть, хотя там-то опасностей не меньше. А здесь смотри сколько хочешь, хоть с высоты птичьего полёта, хоть много выше! Не понятно все это Самолётовому. Но понятно тебе или нет, а гостей привечать нужно. Правда всех по-разному. Ну, вот такая уж у него натура. Ежели не нравится ему пассажир, ну, там нагрубит стюардессе или другим пассажирам, ведут себя без уважения к самолёту, а это все же дом Самолетового, то ничего с собой поделать не может, И сок ему на брюки или на юбку прольёт, соседа нудного подсадит, полки над креслом займёт, а самое худшее страху напустит. И вроде нет причин для страха, и самолёт новый, и погода отличная, а вот поди что-то внутри точит. Самолетовый знает, как нужно страх полёта вызывать. Не громким звуком, ни болтанкой сильной настоящий страх полёта не вызовешь. Настоящий страх он тихий, червячком маленьким в груди в колечко свернётся и не заметить его. Так лёгкая тревога вроде к полёту отношения не имеющая. На месте ли документы, все ли звонки сделаны, не забыты ли ключи и т.д. и, естественно, т.п. Ан нет, это страх полёта затаился и ждёт своего часа. Ждёт, когда двери в самолёт закроют и трапы все отгонят. И все, не избежать полёта. Вроде и причины для лёгкой тревоги отпали. А не уходит лёгкая вибрация, которая только что за лёгкую тревогу о забытых вещах и несделанных делах принималась. А с запуском двигателей только растёт эта тревога превращаясь в настоящий страх. Может и в ужас превратиться, но до этого Самолетовый обычно не доводит. Очень уж сильно его нужно обидеть, чтобы он не остановился после простого страха. А если пассажир знает, что в каждом самолёте Самолетовый живёт, то никакой страх ему не страшен. Почувствовал, что червячек страха зашевелился в груди, знай, что где-то невольно обидел Самолетового. Повинится нужно "извини, мол, хозяин, не со зла". И сразу отпускает тревога, Самолетовый-то особо вредным не бывает. Так порядок навёл и дальше делами заниматься. Дел то вона сколько. И проверить как пилоты там к полету готовятся, может, на что внимание обратить, может чего подсказать нужно. Проводникам опять же помочь. Ну, там тележку поддержать чтобы не покатилась, бутылку на лету поймать и плавненько на пол положить чтобы не разбилась. Удивляется молоденькая стюардесса, как это с такой высоты на металлический пол упала бутылка и не разбилась. У неё сердце в пятки ушло, а бутылочка-то целая. Та, что постарше, только улыбнётся: "ты это Самолетовому спасибо скажи". Не верит молоденькая, но не в обиде Самолетовый, что с неё молоденькой возьмёшь, сквозняк ещё в голове. Но девка хорошая, работящая и старательная, такой не грех без спасибо помочь. А потом за детишек нужно браться. Вот самая тяжёлая работа. Детишки они все разные. Одного можно успокоить только игрушкой, другому можно песенку или сказку на ушко нашептать, третьего успокоить можно, только если отпустить по салону побегать. К каждому ребёнку особый подход нужен. Облегчение только в том, что с ребятишками, с теми, кто поменьше можно прямо общаться. Они Самолетового и видят и слышат. Это как вырастают не только видеть и слышать перестают, но забывают напрочь, как будто и не общались в детстве. Ну и ладно. Значит так тому и быть.

© 2023 by BATER BRED PRODUCTION. Proudly created with LOVE