Хорошая работа

История эта была рассказана мне в те давние времена, когда АХР или авиационно-химические работы были, не менее распространенным явлением, чем сегодня маршрутки или уличная торговля. Каждый день ранним утром на всем протяжении необъятных просторов шестой части света рой летательных аппаратов тяжелее воздуха отрывался от земли, чтобы подкормить, защитить от вредителей и сорняков, в конце концов, подготовить к уборке зерновые, лес, овощи-фрукты, хлопчатник. А для тех, кто выбирал летание своей профессией, эти самые авиационно-химические работы являлись просто необходимым и не очень приятным препятствием или фильтром в «большую» авиацию. Каждый год летные училища гражданской авиации выплескивали из своих стен тысячи молодых блестящих, как юбилейные монеты, посвященные 50-летию Октябрьской Революции в 1967 году, новой формой пилотов. Впрочем, блестящая форма в подавляющем большинстве случаев очень скоро менялась на ватные куртки спецодежды для АХР. И становились летающими агрономами те, в чьих мечтах жила мечта о небе. Многие становились по-настоящему хорошими воздушными хлеборобами. Таким был и рассказавший мне эту историю Игорь Какичев. В ту пору он был уже опытнейшим командиром, налетавшим не одну тысячу часов и обработавший многие и многие тысячи гектаров полей от города Рени, что на самом юго-западе Одесской области аж до окрестностей Хивы, что в Хорезмской области, и степей северного Казахстана. Добродушие, обоняние и талант рассказчика, делали его, потомка донских казаков, душой любой кампании. Одну из рассказанных им историй в одной из таких компаний хочу передать. Хотя и осознаю, что любой рассказ, переложенный на бумагу, теряет обаяние и энергетику рассказчика. Тем не менее…Председательский «газик» влетел на площадку, затормозив в нескольких шагах от еще вращающегося винта самолета. Из машины выскочил председатель. И понесся к самолету. Все говорило о том что, что-то случилось.-Что-то случилось? – последовал естественный в данной ситуации вопрос командира воздушного судна Ан-2 еще именуемого в народе «кукурузником».-Я тебе покажу «что случилось»! Я тебе так покажу что случилось, что всю свою оставшуюся паршивую жизнь будешь помнить, что случилось! Марш в машину, я тебе покажу, что случилось!Игоря здоровьем бог не обидел и нрава он не робкого, но спорить в данной ситуации было бессмысленно, да и просто хотелось узнать, что, же случилось такого, что вежливый и общительный председатель не стеснялся в выражениях.Только когда они отъехали от площадки, стало понятно, что до сих пор он еще стеснялся в выражениях, а вот когда свидетелей кроме водителя не осталось, он перестал стесняться. И единственными допустимыми в приличном обществе были слова «тюрьма» и «500 гектаров буряка».Пока председательский «газик» через ухабы и ямы добирается до места назначения, нужно пару слов сказать, что же такое буряк. Буряк или сахарная свекла для многих колхозов Украины в то время были всем. Всем означает, что это и деньги на трудодни колхозникам, и зарплата учителям, врачам и воспитателям, и деньги на запчасти к тракторам и комбайнам, и премии и ордена районному начальству, что тоже, согласитесь, не маловажно. На прополку буряка выгоняли всех вне зависимости от возраста, профессии и, не поверите, даже членов партии. Мне не раз приходилось лично привозить санитарным самолетом в районные больницы врачей из области только потому, что все местные врачи были на прополке буряка. Теперь, когда Вы знаете что значил урожай сахарной свеклы для колхоза вообще и для председателя в частности, мы вернемся к нашим персонажам. Тем более они уже добрались до того самого поля сахарной свеклы. Свеклы, которая так нужна была колхозу, и которой только сегодня утром экипаж под руководством командира самолета Какичева делал внекорневую подкормку. То бишь лил жидкие удобрения прямо с самолета на поле, чтобы была свекла больше, лучше, зеленее. Но результат выполненной работы был абсолютно противоположенным. Поле, что ещё утром было изумрудно зеленым, теперь не подавало признаков жизни. Коричневые неживыми листья сливались с землей. Для опытного воздушного агронома постепенно стал проясняться смысл слов «уголовник» и «тюрьма», которые не раз кричал председатель. Смысл слов не только прояснялся, но и становился вполне реальным.-Что это? – непроизвольно вырвался вопрос у Игоря.-Ты меня спрашиваешь, что это?! Это я тебя должен спросить: Что это?! Что это такое?! А если ты меня спросил, так я тебе скажу, это мое горе и твоя тюрьма, фашист недобитый!Суровую и пугающую реальность слов председателя подтверждало коричневое поле, только сегодня утром обработанное экипажем. Как же такое могло произойти? Дозировка? Нет, удобрениями можно, конечно загубить, но не так быстро. Так быстро только в Казахстане мы с сорняками боремся на авиахимпрополке. Ток только гербицид работает. Но откуда здесь гербицид, откуда здесь его запах?Игорь быстро и по деловому пошел к машине.-Поехали!-Куда поехали? – обалдел от его спокойствия председатель.-Туда где мы узнаем, что случилось, – отрезал командир и уже водителю добавил - Давай на склад ядохимикатов.На склад командир зашел вместе с председателем.-Что вы сегодня на самолет отгружали? – спросил он у кладовщика.-Что просили то и отгружали. По накладной. Удобрения. Жидкие. Тур. Вон в углу бочки стоят, что остались, – ответил кладовщик.На складе в углу стояли рядами двухсотлитровые бочки. Если на тех, что поновее красовались этикетки, то на прошлогодних название содержимого едва просматривалось, но, тем не менее, когда знаешь, что искать найдешь. И при детальном рассмотрении было найдено название химиката: ГЕРБИЦИД. Вот почему вспомнился Казахстан. По запаху. Командир подозвал председателя и показал на название.-У вас есть в колхозе хоть кто-то с агрономическим образованием, что бы рассказал нам как действуют гербициды на широколиственные к коим относится сахарная свекла, которую мы имели честь обрабатывать этим препаратом сегодня утром? – абсолютно буднично спросил командир председателя и пошел на выход.Уже выходя, он услышал рык председателя:-Кладовщик!!!Ждать пришлось довольно долго. Уже обсудили с водителем и последнее позорное выступление наших на чемпионате Европы, и виды на урожай, и погоду, прежде чем появился председатель. Последний пряча глаза, буркнул водителю:-Отвези на аэродром.-Подождите. Какой аэродром? – возмутился командир воздушного судна,- Мы еще должны обсудить то, что я тут слышал и про тюрьму, и про «фашист». И еще много всего, - глядя на председателя, говорил, как забивал гвозди несостоявшийся преступник.Председатель поднял глаза, ему было сильно больно и немного стыдно:-Я, конечно, извиняюсь. Работать ты умеешь. Работа хорошая. Ювелирная. Огрехов нет. Спалил ВСЕ!

© 2023 by BATER BRED PRODUCTION. Proudly created with LOVE