Вспомнил: "Landing!" (Быль)

  Эту историю мне рассказал в середине 80-х мой одесский приятель Паша Шотебелко, который узнал описываемые ниже события от своего коллеги, чей друг хорошо знал того человека, который имел прямое отношение к описываемым событиям. То есть в правдоподобности этой истории можно не сомневаться, как и в любой истории рассказанной одесситом. В 80-е годы экипажи Аэрофлота готовили к полетам за рубеж по учебнику Габановой. Считалось, что для нормальных полетов достаточно и шести уроков. Столь углубленное изучение заграничного языка приносило свои плоды.      И вот один из этих плодов. Экипажи Одесского авиаотряда летали на самолетах Ту-154 в ФРГ во Франкфурт-на-Майне за западногерманскими туристами, которые прилетали в Одессу и судами Черноморского пароходства совершали круизы по одноименному с пароходством морю. Однажды, когда самолет был уже на предпосадочной прямой, радиста заклинило. Заклинило в авиации это когда на вопрос: "Какое слово состоит из двух одинаковых слогов и первый из них "МА?" ответа не следует. Примерно такая же по сложности задача стояла перед бортовым радистом и в тот раз. Надо запрашивать разрешение на посадку, а он молчит.     Командир кричит: "Запроси посадку!"     Радист: "Я не помню как по-английски ПОСАДКА!"     Командир: "Проси хоть что-нибудь, нам САДИТСЯ надо!"     Радист как-никак шесть уроков по учебнику Габановой прошел, да из курса средней школы что-то осталось:

     "May I sit down?" - последовал вопрос.
     Не известно, что было с диспетчером, да и не хочется узнавать наверняка, чтобы не вносить в историю трагические нотки, но самолет таки сел, то бишь приземлился. После посадки на стоянку приезжает представитель Аэрофлота и говорит, что экипаж зовут к Руководителю полетов аэропорта Франкфурт, естественно, на Майне. Экипаж едет в полном составе, а там крупный такой немец готовится им разнос устроить. На хорошем английском им полчаса расталковывал, что надо язык знать, что у его диспетчера чуть инфаркта не было, что самолет, в котором экипаж не знает английского языка это реальная  угроза другим самолетам и т.п. и т.д. В ответ члены экипажа внимательно слушают и, улыбаясь, кивают "Yes, yes...", а сами, только и думают, что стоянка будет дольше двух часов, а значить четвертушка суточных (это почти по десять интересных западногерманских марок на брата) им уже обломилась. Когда Руководитель полетов понял, что от разговоров толку мало. Если они так посадку запрашивают, то, что им, вообще, можно разъяснить на языке Шекспира и международной авиационной фразеологии?
Тогда он вынужден приступить к практическим занятиям, поскольку никуда они не денутся, все равно ещё прилетят. Подходит он к стулу и несколько раз на него резко садится, каждый раз приговаривая: "Sit down! Sit down!".     
     Потом разбегается по комнате и прыгает животом на полированный стол руки в стороны: "LANDING!"
     "Вспомнил! Вспомнил!» - радостно кричит радист, - «ЛЭНДИНГ надо было запрашивать! ЛЭНДИНГ!"
     После этого случая все одесские экипажи знали, что посадка по-английски  это ЛЭНДИНГ.

© 2023 by BATER BRED PRODUCTION. Proudly created with LOVE